SimbiozOnline.comДайжестО Просмотр статьи
simbi:)
Опа..simbioz

Адам Смит и разделение труда

7.12.2013 19:36| Разместил: Habazaba| Просмотров: 521| Комментарии: 0

Анонс: Да действительно мы можем откатиться в уровне развитии до уровня 19-20 века, но также мы можем понять как способно развиваться человечество без дальнейшего расширения рынков сбыта, понять как должно быть устроено государство, финансовая система и предприн

Все знают Адама Смита, основателя науки политэкономии. В современной образовательной программе по экономике (то есть экономикс*) его считают величайшим экономистом, и ставят ему в заслугу создание концепции «невидимой руки Адама Смита». Концепции о том что фирмы и индивиды, стремящиеся к получению личной выгоды действуют в интересах общества, достигая максимальных благ, словно ими руководит некая «невидимая рука», государственное вмешательство в данной концепции рассматривается как фактор препятствующий достижению этого всеобщего блага.

Но современная экономическая наука совершенно не рассматривает его самое главное научное открытие, а именно концепцию «разделения труда». От изучения и включения данной концепции в образовательную программу идеологи науки экономикс отказалась, напрочь вычеркнув эту тему и из образовательной программы, и из списка обсуждаемых вопросов, поскольку эта концепция ставит под удар все базовые постулаты науки экономикс и заставляет серьезно задуматься о механизмах развития капитализма, и бесконечности пути его развития.

Но для начала интересный экскурс в историю развития экономической мысли, и вкладе Смита в экономику. До Адама Смита не существовало единой науки описывающей развитие торговли и денежного функционирования государства. Было огромное количество общих наблюдений и заключений не связанных между собой в единое целое ядро. Кроме того до Смита был совершенно иной предмет исследования – это богатство государя (правителя). То есть, было небольшое количество ученных, писавших свои трактаты для определенных правителей и покровителей, исследующих и размышляющих на один единственный вопрос – это количество денег в казне государя. В современную экономическую науку эти люди вошли под названием меркантилисты**, хотя сами они себя никак не называли. Но потом появился Адам Смит, который первым понял

ошибочность предмета изучения. И первый предложил изучать не «богатство государя» а «природу и причины богатства народов», что в переводе на современный язык означает общее количество товарно-денежных масс государства. То есть Адам Смит поменял сам предмет изучения экономической науки.

А теперь стоит вернуться к разделению труда. Для начала необходимо четко понять о каком именно разделении труда идет речь. Существует два вида разделения труда и необходимо четко понимать разницу между ними. Первый вид – это естественное разделение труда, то есть когда труд разделяется естественным образом, в ходе природных неоднородностей. Например, человек живущий на севере выращивает пушнину, а живущий на юге фрукты, и т.д. И существует второй вид разделения труда – это технологический. Это разделение труда внутри воспроизводственной системы на ряд последовательно проводимых операций для увеличения количества и качества производимого продукта.

В своей работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» Смит рассматривает как раз таки технологическое разделение труда, которому он посвятил всего 13 страничек в самом начале своего трактата. Несмотря на то, что это всего 13 страничек, они потрясают своей гениальностью и широтой своего взгляда даже современного исследователя.

Начинается исследование Смита с очень важного вывода о том, что все научно-технические и производственные достижения человека являются не чем иным, как следствием углубления разделения труда. Дальше Смит рассматривает разделение труда на конкретном примере – это булавочная фабрика, на которой ему приходилось бывать. На этой фабрике работает 10 человек, производственный процесс разбит на 18 последовательно совершаемых операций – один рабочий тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка булавки — другую; самостоятельной операцией является даже завертывание готовых булавок в пакетики). Вместе эти 10 рабочих изготавливают 4800 единиц булавок в день, хотя если бы они изготавливали булавки в одиночку, то каждый из них едва смог бы произвести хотя бы одну. Этот пример является очень показательным, он наглядно дает понять к какому увеличению совокупного выпуска готового продукта приводит технологическое разделение труда на простые последовательные операции.

Дальше идет очень важное размышление о куртке поденщика, оно является очень важным, поэтому его необходимо привести в оригинале:

«Шерстяная куртка, например, которую носит поденный рабочий, как бы груба и проста она ни была, представляет  собою продукт соединенного труда большого количества рабочих. Пастух, сортировщик, чесальщик шерсти, красильщик, прядильщик, ткач, ворсировщик, аппретурщик и многие другие — все должны соединить свои различные специальности, чтобы выработать даже такую грубую вещь. А сколько, кроме того, купцов и грузчиков должно было быть занято для доставки материалов от одних из этих рабочих к другим, живущим часто в весьма отдаленных частях страны! Сколько нужно было торговых сделок и водных перевозок, сколько, в частности, нужно было судостроителей, матросов, выделывателей парусов, канатов, чтобы доставить различные материалы, употребляемые красильщиком и нередко привозимые из самых отдаленных концов земли! А какой разнообразный труд необходим для того, чтобы изготовить инструменты для этих рабочих! Не говоря уже о таких сложных машинах, как судно матроса, валяльная мельница и даже станок ткача, подумаем только, какой разнообразный труд необходим для того, чтобы изготовить тот весьма простой инструмент — ножницы, которыми пастух стрижет шерсть. Рудокоп, строитель печи для руды, дровосек, угольщик, доставляющий древесный уголь для плавильной печи, выделыватель кирпича, каменщик, рабочий при плавильной печи, строитель завода, кузнец, ножевщик — все они должны соединить свои усилия, чтобы изготовить ножницы».

То есть существование такой простой вещи как куртка поденщика возможно лишь в воспроизводственном контуре насчитывающем хотя бы 1 миллион человек.

Да и вообще этот пример наглядно показывает какое количество людей участвует в процессе создания таких простых вещей как одежда или домашняя утварь. Если серьезно задуматься то станет понятно что все, абсолютно все блага общества являются следствием разделения труда между людьми.

В третьей главе Адам Смит делает невероятно важное заключение:

«Углубление разделения труда в замкнутой системе ограниченно размерами рынка».

Для наглядности он приводит простой пример из отдаленных и внутренних частей горной Шотландии, где он вырос, рассматривая невозможность существования профессии изготовителя гвоздей в этих районах: «Такой рабочий при выработке в день 1 000 гвоздей и при 300 рабочих днях в году сработает за год 300 000 гвоздей. Но в такой местности невозможно сбыть и 1 000 гвоздей в год, т.е. продукт однодневного труда». То есть появление определенных профессий и продуктов возможно лишь с определенного уровня разделения труда. Другими словами как бы вы не хотели производить паровозы, даже при наличии технологических знаний, произвести паровоз в деревне (замкнутом контуре) с населением в 1000 человек просто невозможно. Даже велосипед невозможно произвести, поскольку для его изготовления нужны металлургические шахты, комбинаты, тяжелые машинные прессы и т.д. Даже такая простая вещь как велосипед может появиться лишь в воспроизводственном контуре, насчитывающем хотя бы 10 миллионов человек. Автомобилестроение может появиться только в системе разделения труда насчитывающих хотя бы 50-70 миллионов участников, авиапромышленность — при 500 миллионах.

Адам Смит сделал очень важный вывод, а именно то, что разделение труда в замкнутой системе происходит до определенного периода, а затем останавливается. То есть сам научно-технический прогресс ограничен в своем уровне размерами системы, а сам капитализм ограничен во времени своего существования, поскольку требует постоянного расширения рынков сбыта. Вообще история капитализма – это история расширения рынков. Естественно существует предел разделения труда, ограниченный населением планеты. Для Смита и для Маркса это были абстракции, а для современного мира это реальность… Кстати все построения Маркса были попыткой ответа на вопрос: «а что же будет после капитализма?», а вовсе не идеи равенства как принято считать среди простых обывателей.

Так же существует широко-распространенное заблуждение о том, что современный  мир решил проблему невозможности дальнейшего углубления разделения труда с помощью научно-технического прогресса, автоматизации производства и робототехники, мол есть 100 крестьян, которые производят сенокос с помощью обычных орудий, и тут появляется трактор, на него садят 1 тракториста, и он вытесняет труд 99 крестьян (высвобождая данное количество участников для участия в другом производственном процессе). А в действительности он вытесняет лишь 2, так как за созданием трактора стоят 98 конструкторов, инженеров, металлургов, техников, механиков, электриков и т.д. С современными футуристическими взглядами на робототехнику связанно то же самое глубокое заблуждение, мол настроим роботов и они все будут производить за нас, хотя в действительности за существованием робототехники стоит наличие невероятно огромного воспроизводственного комплекса, требуещего невероятно огромное количество человеческих ресурсов, которых и так явно не достаточно.

Также обязательно необходимо разобрать вопрос о роли логистики в истории развития капитализма, да и всего человечества в целом. Дешевизна логистики напрямую связана с уровнем разделения труда в воспроизводственном контуре. Чем дешевле обходится логистика тем больше можно углубляться в разделении труда. Для того что бы это понять необходимо опять-таки вернуться к «Исследованию о природе и причинах богатства народов». Адам Смит рассматривает логистику как фактор способствующий разделению труда. Для наглядности необходимо привести выдержку из второй главы:

«Большой фургон, запряженный 8 лошадьми и при 2 работниках, в продолжение шести недель свезет из Лондона в Эдинбург и обратно около 4 тонн товара. Приблизительно в то же самое время парусное судно с экипажем в 6 или 8 человек, курсирующее между портами Лондона и Лейта, свезет туда и обратно 200 тонн товара. Таким образом, 6 или 8 человек при помощи водного транспорта могут свезти туда и обратно между Лондоном и Эдинбургом такое же количество товаров, сколько свезут 50 больших фургонов при 100 работниках и 400 лошадях. Следовательно, на 200 тонн товаров, перевозимых самым дешевым способом сухим путем из Лондона в Эдинбург, должны ложиться расходы по содержанию в течение трех недель 100 человек и 400 лошадей; к этому надо присоединить уменьшение стоимости лошадей — сумма, приблизительно равная содержанию их, — равно как и 50 фургонов. Между тем на такое же количество товаров, перевозимых водою, приходится наложить только расход по содержанию 6 или 8 человек и стоимость снашивания судна вместимостью в 200 тонн плюс оплата большего риска или разницы между морским и сухопутным страхованием».

Поэтому если бы в то время между Лондоном и Лейтой не было морских путей сообщения, то вряд ли были возможны какие-либо торговые отношения, поскольку сухопутная логистика делала конечный экспорт товара невероятно дорогим для потребителей. И если просмотреть в истории политическую карту мира, то вплоть до начала 19 века было возможно развитие крупных промышленных центров лишь в районе водных путей сообщения, ситуация изменилась лишь в 19 веке с реализацией массовой программы внедрения рельсовых путей сообщения и паровозов. (Это объясняет причину, по которой Великая Римская Империя не проводила свою экспансию на север, из-за невозможности снабжать свои войска и колонии в виду отсутствия морских путей сообщения в глубине континента. И та же самая дороговизна логистики ставит под серьезный вопрос возможность исторического существования Монголо-татарского ига и личности Чингисхана в общеисторическом контексте, либо в неверности определения расположения этого государственного образования на территории великой степи и Монголии в частности).

Из выше перечисленного становится понятным, что дешевизна логистики играет ключевую роль в углублении разделения труда. Логистика является одним из факторов определяющих максимальный уровень разделения труда.

Вот и получается, что все знают Адама Смита, но никто не знает его основных заслуг перед наукой, особенно на Западе. Вместо «разделения труда» изучается концепция «невидимой руки», концепция невмешательства государства в экономику, которую он сам рассматривал как положительный фактор лишь в том случае, если в стране уже сложилась высокоразвитая индустрия, и эта страна взаимодействует со странной стоящей на более низком уровне индустриального и торгового развития.

Собственно Адам Смит не был сторонником свободной международной торговли, как сейчас принято считать. Смит был человеком честным, он прекрасно понимал к чему приводит взаимодействие государств с разным уровнем разделения труда, да и прекрасно понимал что фирмы более склонны к олигаполии чем к совершенной конкуренции.

В рамках данной статьи лишь можно сделать заключение, что международная торговля способствует углублению разделения труда, при этом меняя межотраслевой баланс взаимодействующих систем разделения труда. Но об этом подробнее в ознакомительной статье с «исторической экономической школой», историческими исследованиями Фридриха Листа и концепции «сравнительных преимуществ» Давида Риккардо.

Что касается сегодняшних дней, то вся современная экономическая наука полностью игнорирует концепцию разделения труда в описательных процессах (объясняя отсутствие автомобилестроения и машиностроения в таких странах как Монголия, Туркменистан или Болгария «отсутствием технологических знаний», а вовсе не малой степенью разделения труда и отсутствием внутренних рынков сбыта).

Резюмируя все сказанное, что касается разделения труда, можно повторить главный вывод Адама Смита: Углубление разделения труда в замкнутой системе ограниченно рынками сбыта этой системы. Собственно главным выводом из работ Смита, является то, что Капитализм и феномен научно-технического прогресса ограниченны во времени своего существования возможностью расширения рынков сбыта. Вообще любая модель развития общества ограниченна во времени, социалистическая модель также не является исключением.

В истории экономической мысли на ограниченность капиталистической модели развития и феномена научно-технического прогресса во времени, впервые серьезное внимание обратила Роза Люксембург, в своей работе «Накопление капитала». Развитие данных исследований и собственно всей научно-исследовательской деятельности Розы Люксембург, было окончено и забыто по причине ссоры Люксембург и Ленина. Ее работы не получили должного внимания в СССР, потому что Ленин считал что капитализм сам создает для себя рынки сбыта в неограниченном количестве, и естественно бесконечен во времени своего развития (возможно он и понимал конечность капитализма, но в силу занимаемого поста вождя мирового социализма сказать в слух не мог, так как автоматически социализм также оказывался ограниченным во времени своего развития). И лишь в начале 2000х на разделение труда и на исследования Люксембург обратил пристальное внимание российский экономист Олег Владимирович Григорьев, который взял за основу описания экономических процессов старую концепцию разделения труда Смита, и от нее выстроил целую отдельную экономическую науку, которой было дано название «НЕОКОНОМИКА». Собственно большая часть информации использованной в этой ознакомительной статье, была взята из лекций Олега Владимировича. Также хочется добавить, что для современного мира очень важно появление как можно большего количества независимых исследователей, умеющих мыслить без использования идеологических догматов и политических убеждений в своих исследованиях…

У читателя статьи может сложится впечатление что будущее человечества ужасно, так как капиталистическая модель развития заканчивает свое существование по причине невозможности своей дальнейшей экспансии (невозможность расширения рынков сбыта).

Да действительно мы можем откатиться в уровне развитии до уровня 19-20 века, но также мы можем понять как способно развиваться человечество без дальнейшего расширения рынков сбыта, понять как должно быть устроено государство, финансовая система и предпринимательская деятельность в рамках замкнутого контура. Как должна формироваться модель спроса и предложения, модель распределения ресурсов и прибавочной стоимости. Как должна быть устроена модель развития, дающая высокие темпы экономического роста без дальнейшего расширения рынков сбыта. И после написания модели отвечающей всем заданным параметрам, осуществить новый качественный переход на новую модель развития…

Именно на решение этих задач должны быть брошены лучшие интеллектуальные ресурсы современного мира…

* Экономикс – экономическая наука запада, созданная в начале двадцатого века, в рамках идеологического противостояния с СССР, и политэкономией Смита и Маркса. Описательный язык выстроен категориями микроэкономики, в то время как в политэкономии категориями макроэкономики. Центральный объект описания – индивид-потребитель. Вопрос образования частного совокупного спроса игнорируется полностью.

** Кстати, в современной жизни люди часто используют термин «меркантильный человек» совершенно не зная истории этого слова.


------------------------------------------- SimbiozOnline -------------------------------------------

Прошёл мимо

Интересно

Жму руку

Поддерживаю

Неважно

Последние комментарии

GMT+2, 14.8.2018 21:10